О центреДля пациентовФорумСпециалистамКонсультации
Мир гомеопатииО центреДля пациентовФорумСпециалистамКонсультации
Мир гомеопатии

Значение отдельного симптома

Д-р Адольф Липпе

          Субъективные и объективные симптомы, полученные при исследовании пациента, представляют собой совокупность признаков, из которых слагается целостная картина болезни.

            В 71-м параграфе «Органона» Ганеман говорит, что, приступая к лечению, необходимо обратить внимание на следующие три обстоятельства:

            «1. Каким образом врач должен получить необходимые сведения о болезни для того, чтобы быть способным совершить излечение?

            2. Каким образом должны быть познаны им болезнетворные силы лекарств или, иначе говоря, инструментов, предназначенных для излечения естественных болезней?

            3. Какой способ применения этих искусственных болезнетворных сил (лекарств) является наилучшим для излечения заболеваний?»

            По поводу первого пункта в 84-м параграфе «Органона» Ганеман говорит: «Пациент подробно рассказывает о своих недугах, родственники сообщают о том, какие жалобы они слышали от него, как он себя вел, а также обо всем, что показалось им примечательным в его состоянии. Врач смотрит, слушает и исследует с помощью других органов чувств все перемены или необычные явления в состоянии пациента».

            Здесь Ганеман дает ясный совет, касающийся исследования больного, и говорит о том, что после того, как пациент и его близкие привели субъективные симптомы, врач должен смотреть, слушать и исследовать с помощью других органов чувств все перемены или необычные явления в состоянии пациента, т.е. исследовать все доступные наблюдению объективные симптомы. Доживи Ганеман до наших дней, он не отступил бы ни на йоту от своих наставлений, и был бы весьма рад, обнаружив, что врачи всех школ обучаются и обучают тому, чтобы лечить не болезни, а больных; что на необходимое лекарство указывает не название болезни, а особенности данного случая, подлежащего лечению; что даже разумные аллопаты подтверждают второстепенную значимость объективных и важность субъективных симптомов, указывающих на необходимое лекарство.

            Внимание разумных и прогрессивно мыслящих врачей сосредоточено не на специфических формах болезни, а, главным образом, на особенностях рассматриваемого случая; другими словами, на целебное средство указывают субъективные симптомы пациента. (Vide Grundesetze der Physiologie, Pathologie und Homoeopathische Therapie, by Von Grauvogl, 1860.)

            Следуя прогрессивным идеям Ганемана, становится очевидным следующее: путем наблюдения за пациентом врач получает те или иные характерные симптомы; подобными симптомами должно обладать и истинно специфическое целебное средство. Вполне понятно, что эти характеристики значительно чаще обнаруживаются среди субъективных симптомов, присущих как пациенту, так и лекарству.

            Лекарство никогда не вызывает определенных патологических изменений (структурных поражений и т.д.), и в силу того, что путем испытания на здоровом человеке оно может лишь производить состояние, подобное субъективным симптомам, сопровождающим те или иные патологические изменения (структурные поражения и т.д.), именно субъективные симптомы приобретают важное значение для врача при выборе истинно специфического и гомеопатически целебного средства. 

            Опираясь на современные научные открытия, врач может выявлять те или иные расстройства жизненных сил, которые соответствуют определенным патофизиологическим изменениям. Однако все эти данные, рассматривающиеся в целом или касающиеся одного, отдельно взятого симптома, никогда не указывают на специфическое средство.

            Важность отдельного симптома становится наиболее очевидной в тех случаях, когда мы обнаруживаем у больного единственный характерный признак, соответствующий подобному симптому, описанному в ходе лекарственного испытания. Для иллюстрации этого положения я позволю себе привести случай из собственной практики, в котором речь шла о злокачественном течении сыпного тифа.

            Пациент был осмотрен мною на девятые сутки болезни. Я застал его утром лежащим на спине в бессознательном состоянии. Его глаза были широко открыты, взгляд устремлен в потолок; расширенные зрачки; горячие, красные щеки; рот широко открыт; отвисание нижней челюсти; сухие, черные, растрескавшиеся губы и язык; пульс – 200 в минуту. Пациент теребил постельное белье. Его состояние со всей определенностью указывало на мозговой паралич. Если бы я последовал совету врачей-ретроградов, я бы упивался мыслью о том, что данное патологическое состояние является единственно важным симптомом. Затем я назначил бы больному морфин, гелонин и опиум в чередовании (по каплям или по полной ложке на прием).

            Бессознательное состояние, в котором находился пациент, заставило меня подумать прежде всего о Belladonna, Hyoscyamus, Muriaticum acidum, Opium и Rhus toxicodendron; отвисание нижней челюсти – об Arsenicum, Lycopodium и Opium; пощипывание руками постельного белья – Arnica, Arsenicum, Hyoscyamus, Opium и Stramonium. Будучи не в силах выбрать нужное лекарство, я продолжил исследование больного и обнаружил, что по ночам у него отмечалось непроизвольное мочеиспускание. Однако этот отдельно взятый симптом очередной раз привел меня к необходимости выбора между Arnica, Arsenicum, Belladonna, Hyoscyamus и Rhus. В ходе дальнейшего обследования я обратил внимание на то, что остающиеся на простыне пятна мочи были покрыты осадком в виде красного песка, напоминающего кирпичную пыль. Это был объективный симптом, характерный как для пациента, так и для показанного средства. Было решено дать больному Lycopodium. Я растворил шесть крупинок Lycopodium 200 в полстакана воды и посоветовал вливать лекарство в раскрытый рот пациента по полной ложке каждые два часа. Во время повторного посещения в два часа дня я обнаружил, что глаза и рот больного были крепко закрыты; он спал естественным сном и при этом очень обильно потел. В итоге, пациент полностью поправился и в течение многих лет пребывал в добром здравии. В данном случае единственный характерный симптом оказался решающим в выборе целебного средства, но не играл заметную роль при постановке диагноза болезни. С другой стороны, если бы этот симптом представлял собой большую диагностическую ценность, он не имел бы решающего значения для выбора показанного средства, так как хорошо известная истина, не подлежащая обсуждению, заключается в том, что диагноз или название болезни никогда не может указывать на единственно верное целебное лекарство. Один симптом никогда не даст нам ключ к тем или иным патологическим изменениям или нервным расстройствам, происходящим внутри больного организма, так как нам неизвестно какое-либо средство, способное вызывать эти изменения; в нашем распоряжении имеются лишь симптомы, полученные путем лекарственных испытаний, и эти симптомы подобны тем, которые обнаруживаются у больного человека и являются доступными для наших органов чувств. Для иллюстрации сказанного предположим, что некий отдельно взятый симптом имеет очень важное значение. Допустим, что речь идет о часто встречающемся ощущении «внезапной слабости в эпигастрии». Рассматриваемый отдельно, этот симптом сам по себе не характеризует ни лекарство, ни болезненное состояние. Независимо от того, вызван ли он расстройством со стороны пневмогастрального нерва или матки, либо является следствием нервной депрессии, данный симптом или предполагаемая причина его не окажут нам никакой помощи в поиске целебного лекарства. «Ощущение внезапной слабости в эпигастрии» успешно устранялось следующими средствами: Alumen, Ambra, Baryta carbonica, Digitalis, Ignatia, Kalium carbonicum, Lobelia, Lycopodium, Petroleum, Oleander, Sepia и Veratrum.

            У Alumen это ощущение усиливается после еды, в то время как у Baryta carbonica оно облегчается после еды. В «Хронических болезнях» Ганемана последний симптом описан у Baryta carbonica под № 359: «Ощущение слабости в желудке, исчезающее после еды».

В «Чистом лекарствоведении» Ганемана симптом № 4, относящийся к Ambra, звучит следующим образом: «Женщина должна прилечь из-за головокружения и ощущения слабости в желудке».

Итак, мы видим, что для Alumen и Baryta carbonica характерна модальность, которая касается ухудшения и улучшения самочувствия после приема пищи. У Ambra мы обнаруживаем один сопутствующий симптом и одну модальность: сочетание внезапной слабости и головокружения, которые вынуждают пациентку прилечь. Digitalis присущ характерный симптом, который часто подтверждался на практике; он приведен в «Чистом лекарствоведении» Ганемана под № 125: «Слабость в желудке, как будто желудок свисает, как будто пациента вот-вот покинут жизненные силы». Позднее было замечено, что это ощущение слабости, как правило, возникало «после еды». В главе «Ignatia» «Чистого лекарствоведения» симптом № 267 звучит так: «Необычное ощущение слабости в верхней части живота и эпигастрии». В той же главе приводится еще один симптом (№ 335): «Тянущее и щиплющее ощущение в нижней части живота, распространяющееся на прямую кишку, как будто на нее что-то давит, в сочетании с тошнотой, ощущением внезапной слабости в эпигастральной области и побледнением лица (через 48 часов, за два дня до начала менструации)». И еще (№ 632): «Упадок сил из-за ощущения внезапной слабости в эпигастрии; при этом пациентка испытывает тошноту и вынуждена прилечь». В главе «Kalium carbonicum» «Хронических болезней» Ганемана под № 368 фигурирует следующий симптом: «Давление в желудке, сопровождающееся урчанием, ощущением пустоты в нем и отрыжками». Для Laurocerasus характерны желудочная боль, предобморочное состояние и ощущение слабости в желудке. В «Хронических болезнях» Ганемана у Petroleum описывается «ощущение пустоты в желудке, как будто пациент долгое время ничего не ел» (№ 314). В главе «Lobelia» находим: «Ощущение слабости в желудке или эпигастрии, распространяющееся на всю грудную клетку». В «Чистом лекарствоведении» Ганемана у Oleander приводится следующий симптом (№ 156): «Ощущение выраженной пустоты в эпигастрии в сочетании с ощущением полноты в животе, причем первое облегчается употреблением бренди и часто сопровождается тошнотой». В главе «Sepia» «Хронических болезней» Ганемана под № 530 читаем: «Ощущение пустоты в желудке, сопровождающееся тошнотой, которая возникает, как только пациентка подумает о еде». Для Veratrum («Хронические болезни» Ганемана, № 107) характерно «ощущение слабости в желудке, сопровождающееся ощущением внутреннего холода и легкого давления в эпигастральной области».

Таким образом, важность симптомов, связанных со столь неопределенным «ощущением слабости в эпигастрии», совершенно очевидна. Мы обнаруживаем, что для Alumen и Digitalis характерно усиление этого ощущения после еды, а пациенту  Baryta carbonica прием пищи, наоборот, приносит облегчение; пациент Oleander чувствует себя лучше после употребления бренди. У Kalium carbonicum «ощущение слабости в эпигастрии» сопровождается отрыжками, а у Ignatia – возникает за 48 часов до начала менструации и сопровождается побледнением лица и тошнотой, причем последняя вынуждает пациентку прилечь. В случае Sepia этот симптом усиливается при мысли о еде. Ощущение слабости в эпигастрии сильнее всего выражено у Ignatia, Digitalis и Lobelia, причем у Digitalis оно настолько интенсивно, что пациенту кажется, будто его вот-вот покинут жизненные силы. В своей практике вам придется сталкиваться со многими случаями, в которых вы не обнаружите ни одного из перечисленных симптомов, сопровождающих ощущение внезапной слабости в эпигастрии, поэтому вам нужно будет искать другие лекарства, соответствующие специфическим характеристикам пациента.       

Отдельный симптом приобретает первостепенное значение тогда, когда он является характерным симптомом лекарства, соответствующего характерному симптому рассматриваемого случая. Мы должны лечить не болезни или приводящие к ним болезненные расстройства, а пациентов. Наша задача состоит не в том, чтобы отыскать симптом, указывающий на диагноз болезни, а в том, чтобы выявить характерный симптом, свойственный как пациенту, так и лекарству. Если бы мы имели ясное представление о том, в чем заключаются характерные особенности лекарства, нам было бы легче искать характерные симптомы у пациента. Врач, полагающий, что в гомеопатии существуют специфические средства для лечения гиперемии, анемии, застойных явлений или нервных депрессий, не может считать себя последователем Ганемана. Характерные симптомы лекарства, подобно красной нити, проходят через все стороны действия его на организм человека.       

Мы обнаруживаем, например, что все симптомы, которые способен вызывать и, следовательно, излечивать Aconitum, сопровождаются «тревогой» и отличаются от «мучительного беспокойства», свойственного Arsenicum. Aconitum присущи характерные боли. Это жгучие и жалящие боли во внутренних органах, разрывающие боли в наружных частях тела и пощипывание, покалывание в пальцах рук, пищеводе и спине. Aconitum похож на многие другие средства. Но если пациент жалуется на разрывающую боль в наружных частях тела, как бывает, например, при остром ревматизме, и лежит совершенно спокойно, боясь пошевелиться, если любое движение вызывает у него сильную боль, ни один опытный врач не назначит ему Aconitum только потому, что сопровождающая страдания лихорадка свидетельствует о воспалительном процессе, а даст больному Bryonia при условии, что другие симптомы также указывают на это лекарство. И, наоборот, если пациент очень тревожен и беспокоен, не боится двигаться и, взывая о помощи, мечется в постели, несмотря на то, что боли от этого становятся сильнее, ни один из нас не назначит ему Bryonia, так как в данном случае показанным средством является Aconitum.

«Тревожность» можно назвать характерной чертой Aconitum, подобно «мучительному беспокойству», присущему Arsenicum, неизменному «ухудшению всех симптомов после сна» у Lachesis, «облегчению самочувствия на открытом воздухе, в прохладе» у Pulsatilla, аналогичному «улучшению в прохладе» у Iodum или «ухудшению самочувствия в 3 часа ночи» у Kalium carbonicum. Помимо этих общих особенностей, свойственных лекарству в целом, необходимо учитывать и специальные характеристики, например: «вязкий характер всех слизистых выделений» у Kalium bichromicum, «усиление кашля во время пребывания на холодном воздухе» у Pulsatilla.

Отдельные симптомы, приобретающие очень важное значение при анализе того или иного случая, могут касаться характера болевых ощущений (например, Apis свойственны жгуче-жалящие боли), локализации (лучезапястные и голеностопные суставы у Ruta), направления, в котором распространяется боль или  патологический процесс (справа налево, снизу вверх, изнутри наружу или наоборот), модальностей (например, улучшение от тепла у Arsenicum и улучшение от холода у Iodum) или сопутствующих симптомов (сильная, неутолимая жажда, желание пить большие количества жидкостей у Natrium muriaticum, или отсутствие жажды у Pulsatilla). 

При выборе лекарства Ганеман и его последователи отдавали предпочтение субъективным симптомам, так как объективные симптомы, указывающие на те или иные патологические изменения, нередко приводили к ошибочным прописям. В связи с этим следует упомянуть о том, что данные аускультации и перкуссии, на основании которых врач диагностирует гипертрофию сердечной мышцы и клапанную недостаточность, часто бывают обманчивыми, так как в дальнейшем выясняется, что болезненное состояние пациента никак не связано с описанными патологическими изменениями, а было вызвано злоупотреблением кофе. Таким образом, не обратив внимание на последний факт, врач может впасть в заблуждение. В приведенном случае кофе вызвал состояние, которое очень напоминало объективную картину определенного сердечного заболевания.

Отдельный симптом может приобретать первостепенное значение и при общеизвестных болезнях, например, при коклюше. Могут ли представители физиологической или любой другой школы отыскать средство, способное излечивать патологические изменения, которые вызывают коклюшный кашель? Знай они причину и локализацию этой болезни, было бы им легче лечить ее? Истинный врач должен сначала выбрать необходимое лекарство, а затем правильно назначить его пациенту. Только тогда он сможет рассчитывать на успех при лечении коклюша или любого другого заболевания. Рассматриваемые отдельно особенности и характер кашля не указывают на нужное средство. Необходимо продолжить расспрос и, в первую очередь, выяснить, в какое время суток усиливается кашель. Какие другие факторы влияют на него? Какими симптомами сопровождается кашель? Каков характер мокроты? Эти наводящие вопросы помогают сориентироваться в выборе лекарства. Например, для Drosera характерен кашель, усиливающийся после полуночи. Кашель, возникающий ежедневно в одни и те же часы, может указывать на Lycopodium или Sabadilla. Если кашель усиливается от надавливания на гортань, пациенту может понадобиться Cina. Приступ кашля, возникающий во время быстрой ходьбы, уступит действию Sepia; если же подобный приступ развивается из-за поспешной еды или питья, на помощь придет Silicea. Kalium bichromicum может понадобиться в тех случаях, когда в дыхательных путях скапливается большое количество слизи, и пациенту угрожает удушье; при этом он с трудом откашливает вязкую, тягучую мокроту, и т.д.

Все перечисленные симптомы (а не название болезни!) приобретают важное значение и помогают врачу выбрать целебное лекарство в силу того, что ни одно средство не вызывает и не может вызывать коклюшный кашель – оно лишь производит кашель, подобный коклюшу. Например, кашель, который вызывается Mephitis, очень похож на коклюшный, но это не коклюш; поэтому Mephitis может излечивать только те случаи, в которых сопутствующие кашлю симптомы также указывают на это средство.

 

Перевод с английского А.П.Богачука

    Ðåéòèíã@Mail.ru    Rambler's Top100
Первая страница Карта сайта Поиск Отправить письмо Версия для печати
© "Центр гомеопатии" / Гомеопатический Центр здоровья и реабилитации (Москва)
При использовании материалов сайта ссылка обязательна

Первая страница Карта сайта Поиск Отправить письмо Версия для печати